LET ME BE SUPRISED!

  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: поэзия (список заголовков)
02:17 

Ernest Dowson (1867 – 1900)

A faith like a guillotine, as heavy, as light.


Non sum qualis eram bonae sub regno Cynarae
['The days when Cynara was queen will not return too me.' - Catullus]

Last night, ah, yesternight, betwixt her lips and mine
There fell thy shadow, Cynara! thy breath was shed
Upon my soul between the kisses and the wine;
And I was desolate and sick of an old passion,
Yea, I was desolate and bowed my head:
I have been faithful to thee, Cynara! in my fashion.

All night upon mine heart I felt her warm heart beat,
Night-long within mine arms in love and sleep she lay;
Surely the kisses of her bought red mouth were sweet;
But I was desolate and sick of an old passion,
When I awoke and found the dawn was gray:
I have been faithful to thee, Cynara! in my fashion.

I have forgot much, Cynara! gone with the wind,
Flung roses, roses riotously with the throng,
Dancing, to put thy pale, lost lilies out of mind;
But I was desolate and sick of an old passion,
Yea, all the time, because the dance was long:
I have been faithful to thee, Cynara! in my fashion.

I cried for madder music and for stronger wine,
But when the feast is finished and the lamps expire,
Then falls thy shadow, Cynara! the night is thine;
And I am desolate and sick of an old passion,
Yea, hungry for the lips of my desire:
I have been faithful to thee, Cynara! in my fashion.

(*) Название романа Маргарет Митчелл «Gone with the Wind» основывается на третьей строфе стихотворения Эрнеста Доусона.

@темы: поэзия

URL
15:22 

A faith like a guillotine, as heavy, as light.
Ernest Dowson
1867–1900



Vitae summa brevis spem nos vetat incohare longam

They are not long, the weeping and the laughter,
Love and desire and hate:
I think they have no portion in us after
We pass the gate.

They are not long, the days of wine and roses:
Out of a misty dream
Our path emerges for a while, then closes
Within a dream.

@темы: поэзия

URL
01:32 

La chanson des ingénues (Песнь наивных)

A faith like a guillotine, as heavy, as light.
Мы наивны, синеглазки
Из романов старых лет.
Наши гладкие повязки,
Как и нас, забыл весь свет.
Мы дружны необычайно.
Дня лучи не так чисты,
Как заветных мыслей тайна.
Как лазурь, у нас мечты.
На поляны убегаем,
Лишь спадет ночная тень,
Ловим бабочек, болтаем
И смеемся целый день.
Под соломенные шляпки
К нам загару нет пути.
Платья - легонькие тряпки,
Где белей могли б найти!
Ришелье, иль де-Коссады,
Или кавалер Фоблаз
Завлекают нас в засады
Нежных слов и томных глаз.
Но напрасны их повадки,
И увидят лишь одни
Иронические складки
Наших юбочек они.
Дразнит их воображенье,
Этих всех сорвиголов,
Наше чистое презренье,
Хоть порой от милых слов
Начинает сердце биться
В обаянье тайных дум
И в предведенье - влюбиться
Не пришлось бы наобум.

Поль Верлен
Перевод Ф.К. Сологуба

@темы: поэзия

URL
23:06 

Жан Николя Артюр Рембо

A faith like a guillotine, as heavy, as light.


Глухой Шарлевилль, конечно, совсем не такой, как при жизни Артюра Рембо, но мне было приятно посетить этот городок, совершить своего рода литературное поломничество, не смотря на то, что сам поэт это место крайне не любил.

Рембо интересен в первую очередь как феномен, как фигура агонизирующей культуры, поэт-подросток, родившийся в абсолютно провинциальной буржуазной семье, успел за три с лишним года достичь невероятных результатов в поэзии. Его необычайная учёность в столь юном возрасте поразительна, по словам Е. В. Головина "он начал изучать лантинский язык и латинскую поэзию начиная с лет десяти, а в 14 лет он уже получал первые награды и призы за латинские стихи", "знал наизусть Виргилия и Овидия и уже в 15 или в 16 лет мог заниматься различными формами поэзии совершенно не прикладывая к этому труда". Его отречение от поэзии в 17, по другим данным в 19 лет, заставляет задуматься о столкновении поэта и человека в одном лице, но опять же, здесь я солидарна с Головиным, его жизненные перепитии не идут ни в какое сравнение с его творчеством.

+

@темы: символизм, путешествия, проклятые поэты, поэзия, мои фотографии

22:25 

Роберт Бёрнс

A faith like a guillotine, as heavy, as light.
Роскошен, леди, ваш убор,
Шелками вышит ваш узор,
А Дженни в юбочке простой
И без шелков пленяет взор.

Милорд спешит в поля, в леса,
Не взяв ни сокола, ни пса.
Не лань он ищет день и ночь,
А Дженни, фермерскую дочь.

Миледи так нежна, бела,
Но не она ему мила,
Не знатный род ее, не честь,
А то, что дал за нею тесть.

Где перепелка меж болот
Сквозь вереск выводок ведет,
Там девушка живет в тиши,
Цветок, раскрывшийся в глуши.

Две стройных ножки поутру
Скользят по мшистому ковру,
И смех играет, как алмаз,
В зрачках задорных синих глаз.

Осанка леди и наряд -
Образчик вкуса, говорят.
Но та сулит нам рой утех,
Кого мы любим больше всех.

Перевод С.Я. Маршака

@темы: поэзия

URL
главная